Авторизация

Новости



Чартер

Luna - доступна в чартер Luna
Длина 115m
Гостей 22
Зима по запросу
Лето по запросу
Turama - доступна в чартер Turama
Длина 116m
Гостей 70
Зима 630,000 €
Лето 630,000 €
Alexander - доступна в чартер Alexander
Длина 122m
Гостей 80
Зима 630,000 €
Лето 630,000 €
Serene - доступна в чартер Serene
Длина 134m
Гостей 24
Зима 3,750,000 €
Лето по запросу


Брокераж

Bandido 75 - продается Bandido 75
Длина 24m
Гостей 8
Цена 2,650,000 €
MS 33 - продается MS 33
Длина 33m
Гостей 8
Цена 7,000,000 €
Angel 42M - продается Angel 42M
Длина 42m
Гостей 20
Цена 9,000,000 €
Angel 51M - продается Angel 51M
Длина 51m
Гостей 10
Цена 19,000,000 €


23.10.09   Просмотры 7960
Беседа между Лукой Бассани Антивари, Пьером-Алексисом Дюма и Габриэлем Пеццини о WHY – Wally Hermes Yachts – новой компании, созданной слиянием Wally и Hermes, всецело посвятившей себя новому искусству жизни в море.


Помните ли вы, когда первый раз взошли на палубу?

Лука Бассани Антивари: Произошло это в Портофино. Мои родители любили море. Мне помнится большое судно — “Миранда”, выигравшее все соревнования! Мне — шесть лет, и большие волны. Я был поражен! Мой отец вышел на пенсию в шестьдесят, и они вместе с мамой на парусной яхте отправились в плаванье, которое окончилось спустя двадцать лет. То была лично мной спроектированная яхта. Моя первая яхта…


Пьер-Алексис Дюма: Мне было два года, и я едва начал ходить. Мы были в Греции, на острове Спецес. Это была рыбацкая лодка в Эгейском море.

Габриель Пеццини: Парусник во время отдыха на Средиземном море. Я был студентом, и меня пригласил друг, любивший ходить под парусом. Неописуемые впечатления, и еще был шторм. Но нам было совсем не страшно! Мне тогда ситуация казалась забавной.

Чем для вас является море?

Г. П.: Зависит от моря. Зависит от того, в море я или на берегу. Волны, бесконечность, краски, синяя пучина, запах… И небо, сливающееся с морем… Ближе к природе я себя ощутить не могу.

П.- А.Д.: Свобода! Море это побег, прекрасный способ убежать. Мореплаванье – единственный способ быть бесстрашным и плыть против течения.

Л.Б.А.: В промежутках между встречами с клиентами, регатами и праздниками на борту я провожу в общей сложности три месяца в году. Для меня скорость является неотъемлемой частью удовольствия от навигации. Короче говоря, я хотел бы жить на воде круглый год. Моя мечта — «плавающий остров» недалеко от берега.

Как случилась встреча между Hermès и Wally?

П.- А.Д.: Я знал, что у Лука Бассани есть дело к Hermès. . Мне очень нравятся судна Wally. Дизайн — рационален, корпус — стремителен, цветовая гамма — соответствует морю. А еще идея продолжения палубы внутри… В общем, мы встретились в Париже. Лука как раз в это время занимался проектом отделки интерьера для одной из своих яхт. Моя интуиция подсказывала мне взойти на борт. Осенью 2007-го я прибыл в Монако со своим другом мореманом, который «просмолил каждый шпангоут» в этом деле. Я вновь встретился с Лукой, а он извлек на свет божий свой 100 –метровый проект супертанкера с теннисным кортом и пальмами на борту. Я был поражен искренней смелостью проекта, но на тот момент меня не слишком интересовала концепция скоростного судна .

Л.Б.А.: Моей изначальной идеей была Wally с декором от Hermès. Я долгое время был его преданным клиентом. Помимо естественного качества, в Hermès мне всегда нравилась его смелость и радикализм, желание выйти за рамки трендов и не следовать им, не идти им на уступки и сохранять аутентичность бренда. У Wally идентичные цели. «Hermès-на-Суше», «Wally-в-Море»: наши путям было предначертано сойтись.

Как завязались отношения между Домом на суше и человеком моря?

П.-А.Д.: Лука жаждал скорости, что, с моей точки зрения, не совсем соответствовало духу времени. Я полагаю, сегодня мы стремимся к комфорту, плавности, глубине. Когда я был маленьким, я хотел стать изобретателем и астрофизиком. Мой дядя, Оливье Дюма, был президентом клуба Друзья Жюль Верна (Friends of Jules Verne). Я рос полностью одержимым и боготворящим эту утопическую идею. Моя встреча с Лука Бассани вновь разожгла давно угасшие чувства. Хотя ему и потребовалось некоторое время, чтобы отказаться от скорости!

Возвращаясь к разговору о движении против течения, как вы пришли к идее треугольного корпуса?

П.-А.Д.: Все в мире циклично. Мы прекращаем движение в каком-то направлении не из-за того, что нам надоедает форма или цвет, а по причине эволюции наших ценностей. Источником вдохновения для меня по-прежнему служит греческий каик: вместительный и тихоходный. Это ода медлительности, застывшая в такой восхитительной форме. Нам требовался надежный корпус для хорошей остойчивости на воде. Идея треугольного корпуса, не существующая в мире круизных яхт, пришла к нам из утилитарности торгового флота.

Л.Б.А.: Да, он прав, мне потребовались месяцы, чтобы отказаться от своей идеи, моей жажды скорости! Летом 2008-го, читая профессиональный журнал, я наткнулся на фото супертанкера. Кабелеукладчик, применяемый в разработке месторождений и сейсмологической разведке в Северном море, был изобретен и запатентован норвежским морским инженером — Роаром Рамде (Roar Ramde). В корабле не было ничего нового. Он работал уже двадцать пять лет. Едва я его увидел, я схватил телефон и позвонил моему консультанту судостроителю — Мауро Скулли (Mauro Sculli). Он просмотрел RINA— итальянский журнал учета и классификации судов: «Не видал и не слыхал о чем-то подобном в мире яхт!» Идеально. У нас есть корпус.

Г. П.: Вместо выбора конструкции выражающей и стремящейся к скорости, мы остановились на неторопливой динамике, говорящей о стабильности. Когда смотришь на этот кабелеукладчик с его родным оборудованием, он страшен, крепок, силен, невероятно стабилен, а его пропорции просто астрономические. И вдруг замечаешь, что он похож на раздвижной гаечный ключ. Вся его сущность подчинена единственной цели.

П.-А.Д.: И максимальная скорость была 14 узлов. Проекту был дан старт.

Как вы поднялись на борт?

Г. П.: Как только был выбран и утвержден корпус, все налегли на весла в одном направлении. Из Осло в Анкону, через Париж.

Л.Б.А.: Мы стали эксклюзивными правообладателями концепта, запатентованного строго под яхтинг. Вне всяких сомнений, нужно было воспользоваться уже существующей конструкцией.

Г. П.: Этот норвежский корабль — ярый противник стереотипов, будто бы сам дрейфовал в сферу дизайна, которая, перекручивая грубые функциональные объекты, придает им новые функции. Мы сейчас говорим о фундаментальных понятиях.

К дизайну интерьера вы применили идентичный подход?

П.- А.Д.: Огромный корпус требовал серьезных архитектурных работ в интерьере. Это же дом на воде! Естественно, мы обратились в агентство RDAI — компанию, с которой Hermès работает более тридцати лет, с просьбой разработать архитектурный концепт созвучный с основным концептом судна. То, что они придумали, оказалось шире наших самых неистовых фантазий. Лука и я очень увлеклись проектом.

Говоря об интерьере, каковы были ограничения?

Л.Б.А.: Идея декора интерьера состоит в достижении гармонии между жесткостью судна и хрупкостью человеческого тела. Когда я начал проектировать яхты, моей главной заботой стало создание чувственного и комфортного пространства. Жизнь на борту невозможна без определенных эстетических ограничений, связанных скорее с материалами, чем с формой. Всегда нужно помнить, что на борту ты всегда босой и в плавках. Очень важны ощущения от восприятия материалов кожей. Никаких углов, никаких абразивных материалов, способных навредить человеку. Всё должно быть аккуратно, безопасно, приятно на ощупь.

Когда мы говорим о Hermès, в подсознании сразу всплывает кожа. Что скажете о коже в море?

Г.П.: Разумеется, на борту присутствует кожа. Интерьер выполнен в естественных тонах и материалах. Мы, в основном, использовали водостойкую воловью кожу.

Принимая во внимание размеры и дизайн, является ли первое судно WHY чистой воды утопией?

П.-А.Д.: В течение шести поколений благодаря экстраординарным разработкам наших мастеров Hermès растет, раздвигая рамки привычного. Сей монументальный проект воплощает в жизнь наши мечты. Дело не в утопии, но в осуществлении мечты, мечты о жизни на воде, в гармонии с природой и в абсолютном комфорте.

Л.Б.А.: Моему воображению нет пределов. Создание корабля с чертами острова  не является утопией. Мы это доказали, не так ли?

Не могли бы вы в двух словах описать, чем для вас является судно?

П.-А.Д.: Мечта. Наша способность к новациям. Архитектурный ансамбль на воде, существующий в гармонии с природой, созданный кистью художника из экологически безопасных материалов и света. Новый стиль жизни в море.

Л.Б.А.: Я знаю один из сонетов Данте о море наизусть, а мой отец прожил жизнь со стихами из «Сирано де Бержерака» Эдмона Ростана, которые он хранил в рамке на своей яхте… Остров, вершина, мыс, полуостров.

Вернуться к части І
Перейти к части ІІІ

Рейтинг:  
  0


Фотографии

    главный холл
    Wally Hermès Yachts
    обеденный зал
    палуба владельца



Компании по теме


Новости по теме